Работаем ежедневно с 10:00 до 22:00 +7 (965) 517-90-81 akademiksrf@gmail.com
Главная страница   →   Контрольные работы
Главная » Статьи » Юридические дисциплины » Римское право

Модуль № 1: «Общая часть и семейное право». Продуктивное учебное задание № 1 «Анализ и восстановление текста по римскому праву» (тема: «Лица
Специальность: «Юриспруденция»
Наименование дисциплины: «Римское право»

Модуль № 1: «Общая часть и семейное право»

Продуктивное учебное задание № 1
«Анализ и восстановление текста по римскому праву»
(тема: «Лица и семейное право»)

Для студентов с фамилиями от О до Я

Цели задания:
1) развитие навыков внимательного и детального чтения специальной литературы;
2) развитие навыков восстановления лакун в тексте с помощью анализа контекста и привлечения внешних источников информации (курса лекций, учебников, словарей, Интернет-ресурсов); контекст – это законченная в смысловом отношении часть текста или речи, общий смысл которой позволяет уточнить значение отдельных входящих в нее слов, выражений;
3) привитие навыков структурирования и рубрицирования текстуальной информации;
4) знакомство с важной историко-правовой информацией, необходимой для успешного овладения материалом всего курса «Римского права».

Содержание задания:
В нижеприведенном отрывке из одной классической монографии по римскому праву удалена всякая рубрикация: отсутствует общее название отрывка, удалено деление на параграфы и абзацы; вместо ключевых понятий и важнейших имен и фамилий оставлены лакуны, которые имеют вид [xxxxx] в тех случаях, когда речь идет о слове внутри предложения, причем количество крестиков соответствует количеству букв в предполагаемом слове; (—) в тех случаях, когда речь идет о переводе латинского термина или устойчивого выражения, стоящего перед этими скобками (количество «пропавших» букв в данном случае не обозначено).
Задача студента состоит в том, чтобы:
1. Внимательно изучить текст, вникая во все его детали.
2. Восстановить лакуны; в окончательном варианте эти восстановленные слова должны остаться выделенными (полужирный подчеркнутый шрифт красного и синего цвета). Для восстановления лакун можно использовать любые доступные студенту источники информации: курс лекций (см. «Обучающие ресурсы»), учебники, латинско-русские словари, Интернет.
[NB: в случае невозможности восстановить лакуну студент должен оставить ее в первоначальном виде. Простое механическое удаление лакун расценивается как проявление недобросовестности и влечет за собой радикальное снижение оценки (вплоть до 0%)].
3. Дать свое собственное емкое название всему тексту, которое отражало бы главную мысль автора.
4. Структурировать текст. Смысловая структура предлагаемого отрывка разделена на два параграфа – студенту необходимо их найти, дав каждому свой заголовок, отражающий его основную мысль. Каждый из параграфов, в свою очередь, необходимо разделить на несколько смысловых пунктов, выделив их в отдельные абзацы. В начале каждого абзаца помещается короткая фраза в виде емкого заголовка, которая выделяется жирным шрифтом. Для правильного форматирования текста следует использовать следующий шаблон:

НАЗВАНИЕ ВСЕГО ТЕКСТА

§ 1. Название параграфа

Заголовок абзаца. Текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца………
Заголовок абзаца. Текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца текст абзаца………

§ 2. Название параграфа

И так далее…

Критерии оценки:
1) наличие четкой структуры (два неравных параграфа, в каждом параграфе несколько небольших пунктов-абзацев – от двух до шести);
2) наличие общего названия, заголовков параграфов и абзацев;
3) правильное восстановление всех лакун.

Отрывок из одного современного итальянского учебника по римскому праву

* * *
От [xxxxxxxxxxxxxxxx] следует четко отличать так называемую [xxxxxxxxxxxxxx]. Если первая представляет собой способность быть адресатом объективного права (т.е. становиться носителем субъективных [xxxx] и адресатом обязательств), то вторая есть конкретная или фактическая способность проявлять волю, имеющую юридические [xxxxxxxxxxx], а значит, вообще говоря, осуществлять юридические действия. Римляне признавали [xxxxxxxxxxxxxx] в области частного права за физическим [xxxxxx] вне зависимости от того, обладают они юридической правоспособностью или нет. Поэтому совершать действительные юридические [xxxx] способны также и filius familias (—), и [xxxxxxx], находящееся in manu (—), и лицо, находящееся in mancipio (—), и раб. Правда, неизменно действует правило: их действия, согласно jus civile (—), рассматриваются в качестве имеющих силу, лишь если они не причиняют ущерба [xxxxxxxxx] того субъекта, по отношению к которому они находятся in potestate, in manu или in mancipio, так что они оказываются лишь органами приобретения для такого субъекта. Рассмотрим теперь причины, исключающие или ограничивающие способность совершать действия лиц sui juris (—). Само собой разумеется, что [xxxxxxxxxxxxx] не обладает способностью осуществлять свои [xxxxx] и не может нести ответственность за свои действия. Он приобретает эту естественную способность, а с ней и [xxxxxxxxxxxxxx], когда завершит свое физическое и умственное развитие, что, согласно римским представлениям, совпадало с достижением [xxxxxxx] зрелости. А поскольку этот момент по вполне очевидным причинам различен у каждого человека и зависит от местности, в которой он проживает, древняя юриспруденция полагала, что [xxxxxxx] [xxxxxxxx] следует удостоверять в каждом конкретном случае на основании того, как выглядит тело, habitus corporis (—). Этому мнению, которого еще в эпоху империи придерживалась [xxxxx] сабинианцев, возражали [xxxxxxxxxxx], отстаивавшие общее правило, в соответствии с которым достижение [xxxxxxx] [xxxxxxxx] следует связывать в среднем с 14 годами для мужчины и с 12 — для женщины. Последнее мнение и возобладало в юстиниановском праве. Римское право подразделяет людей в зависимости от их возраста на impuberes (—) и puberes (—). Несовершеннолетний в первые годы его жизни определяется как infans (—), т.е. тот, кто «fari non potest» (буквально: (—), в том смысле что не в состоянии вынести самостоятельного суждения). Никакие способности понимать и желать что-либо за ним не признавались, а потому у него не было и [xxxxxxxxxxxxxx]. Поэтому в таком возрасте все действия за ребенка выполняет [xxxxxx]. Приблизительно с семи лет ребенок рассматривается как infantia maior (превзошедший [xxxxxxxxxxx], старше [xxxxxxxxxxxxx] возраста), он уже обладает ограниченной способностью понимать и желать, и потому право признает за ним ограниченную [xxxxxxxxxxxxxx]. Поскольку цель состоит в том, чтобы защитить несовершеннолетних, допускается, что они могут совершать как имеющие силу лишь те действия, которые идут им во [xxxxx] (влекут для них выгоды), но не те, которые повлекли бы [xxxxx] или создали бы для них фактическое или возможное обязательство. Для совершения этих последних действий несовершеннолетние нуждаются в помощи [xxxxxxx] (auctoritatis interpositio, привлечение авторитета). В области незаконных деяний правопорядок иной раз рассматривал в качестве подлежащего ответственности ребенка, еще не достигшего половой зрелости, если он, однако, подошел к половой зрелости, pubertati proximus (—). По достижении половой зрелости индивидуум обретает полную [xxxxxxxxxxxxxx]. Опека, за исключением той, которая устанавливается в отношении [xxxxxx], прекращается. Однако с развитием общественной жизни, ввиду многосложности и запутанности делового оборота показатель половой зрелости должен был показаться недостаточным для того, чтобы защитить молодых людей от искушенности и хитрости предпринимателей, отличавшихся неразборчивостью в средствах. Поэтому в начале [xxxxxxx] века до нашей эры появился lex Laetoria (—), вводивший [xxxxxxxxxxxx] иск (т.е. такой иск, когда процесс может начать любой гражданин, даже не пострадавший от противоправного действия) против того, кто обманул молодого человека, уже достигшего половой зрелости, однако моложе 25 лет, умышленно склонив его к совершению [xxxxxxxxxx] сделки. Впрочем, юридические [xxxxxxxxxxx] самой сделки, совершенной таким образом, не отменялись. Впоследствии претор в своем [xxxxxx] обещал, что предоставит всем лицам моложе 25 лет, которые понесли ущерб, возможно, даже без умысла другой стороны, exceptio (то есть процессуальную [xxxxxxxx]), и restitutio in integrum (—) в связи с возрастом, т.е. такие средства, которые могли сделать невыгодную сделку недействительной. Однако такая restitutio (—) не могла иметь места, если несовершеннолетний действовал с помощью назначенного ему магистратом curator’a (—), поэтому его присутствие было надежной [xxxxxxxxx] для третьих лиц, заключавших сделку с несовершеннолетним. Так возникло представление, в соответствии с которым человек, не достигший 25 лет, несмотря на то что, согласно jus civile (—), он был вполне [xxxxxxxxxxx], на практике рассматривался всякий раз, когда он действовал без помощи [xxxxxxxxxx], наделенным ограниченной [xxxxxxxxxxxxxxx], поскольку третьи лица испытывали к нему недоверие и мало на него полагались. В последнюю эпоху империи был введен институт venia aetatis (—). Это была возможность для тех, кому не исполнилось 25 лет, если они о том специально попросили и получили соответствующее разрешение, свободно управлять собственным имуществом и свободно вести собственные дела. [Xxxxxxxxx] Константин установил, что venia aetatis может быть предоставлена лишь тем, кто достиг 20 лет — для мужчин и 18 лет — для женщин. Принадлежность к женскому полу, помимо того что она была, как уже говорилось, причиной ограничения правоспособности, являлась также основанием, ограничивающим [xxxxxxxxxxxxxx]. И в самом деле, в то время, как мужчина sui iuris (—) по достижении им половой зрелости оказывался в соответствии с jus civile полностью [xxxxxxxxxxxx] и потому выходил из-под [xxxxx], женщина, хотя и достигшая половой зрелости, продолжала рассматриваться частично [xxxxxxxxxxxxxx] по причине своего природного «[xxxxxxxxxxx]», levitas animi, и поэтому, выйдя из-под опеки в связи с несовершеннолетием, подпадала под специальную опеку (tutela mulierum (—)). Правда, утверждение сделки [xxxxxxxx], auctoritatis interpositio, было необходимо для женщины при совершении не любых актов, но лишь наиболее важных: например, при необходимости выступать в [xxxx], отчуждать [xxxxxxxxxxxxx] вещи (res mancipi), составлять завещание. Основанные на изначальной патриархальной структуре римской семьи ограничения [xxxxxxxxxxxxxx] женщин с течением времени шаг за шагом становились менее значительными, пока не сделались исключительно формальными и не были практически упразднены в юстиниановском праве. Как правило, римское право не предполагает такого основания ограничения [xxxxxxxxxxxxxx], как физические недостатки. Однако в отношении некоторых актов, по самой природе требующих особых физических качеств, неправоспособными считаются те лица, которые не располагают ими вследствие болезни. Например, глухонемые не могут оставлять завещательного распоряжения в устной форме, как и совершать любые иные действия в вербальной (то есть [xxxxxxxxx]) форме. Куда важнее вопрос относительно душевной болезни, которую римское право называло furor (—) или dementia (—). Поскольку в основе [xxxxxxxxxxxxxx] лежит способность субъекта понимать и желать, очевидно, что за умалишенным, furiosus, наличие такой способности признано быть не может и потому за него действия должен совершать curator furiosi (—). Однако [xxxxxxxxxxxxxxxx] умалишенного не возникала на основе формального юридического [xxxx] (как это происходит сегодня — посредством вынесения решения об «отдаче под опеку»), фиксировавшего начало и конец такой [xxxxxxxxxxxxxxxx]. Поэтому она появлялась и сохранялась, пока относительное душевное нездоровье фактически имело место. Так что со временем акты, совершенные furiosus в период «просветления», стали признаваться действительными и даже обязывающими его. В заключение кратко остановимся на вопросе о prodigus (—). Уже начиная с Законов XII [xxxxxx] prodigus не мог совершать такие действия, которые ухудшали бы его имущественное состояние, что поначалу относилось к имуществу, доставшемуся ему без завещания (ab intestato), а впоследствии — ко всему имуществу, как бы оно ни было приобретено. Таким образом, [xxxxxxxxxxx] находился в положении, схожем с положением несовершеннолетнего, близкого к достижению половой зрелости. Была предусмотрена формальная «отдача расточителя под опеку» (постановление претора, запрещавшее ему совершать [xxxxxx]), так что в отношении его в отличие от умалишенного не допускалось наличие каких-либо периодов «[xxxxxxxxxxxx]». Таким образом, управление имуществом [xxxxxxxxxxx] возлагалось на curator (—).

Источник: 9
600 ₽
Категория: Римское право | Добавлено: 26.08.2015 Просмотров: 267 | Рейтинг: 0.0/0
Как получить эту работу ?
Работа полностью готова, оформлена по ГОСТу и готова к распечатке и сдаче на кафедру. Чтобы приобрести данную работу, ескопируйте в браузерной строке ссылку страницы с работой и укажите контактный e-mail. В самый кратчайший срок мы с Вами свяжемся для уточнения заказа.